Отстранение арбитражного управляющего судом

Содержание

Вс рф назвал новое основание для отстранения арбитражных управляющих

Отстранение арбитражного управляющего судом

Ограничения для руководителей компаний, установленные законом о государственной регистрации, распространяются и на арбитражных управляющих, установил Верховный суд (ВС) РФ.

К такому выводу он пришел, рассматривая спор между Федеральной налоговой службой (ФНС) и управляющим, которого пытались отстранить от работы из-за имеющегося у него трехлетнего запрета на совершение регистрационных действий.

Судебная практика разворачивается в сторону необоснованного ужесточения требований к арбитражным управляющим, считают члены этого профсообщества. Но есть также точка зрения, что позиция ВС РФ логична, и нет причин делать различия между управляющими и директорами.

ОСОБЫЙ СТАТУС УПРАВЛЯЮЩЕГО

Разбирательство в судебной коллегии по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ велось по жалобе ФНС, которая в трех нижестоящих судах не смогла добиться отстранения Алексея Шелепова от обязанностей конкурсного управляющего ООО “Новый порт”.

Служба считала, что А.

Шелепов не мог быть назначен на этот пост, так как ранее на три года лишился права совершать регистрационные действия, поскольку, будучи директором ООО “Алмис”, не представил достоверные сведения о ее фактическом местонахождении.

Три судебных инстанции не согласились с ФНС. По их мнению, отстранение управляющего в деле о банкротстве возможно только по основаниям, предусмотренным законом о несостоятельности, который является специальным по отношению к закону о госрегистрации. Таких оснований суды не выявили.

Но СКЭС ВС РФ с такой логикой не согласилась. “Выводы судов о том, что ограничения, установленные законом о регистрации, не препятствуют замещению должности конкурсного управляющего, ошибочны”, – говорится в определении коллегии, опубликованном в картотеке дел в среду.

СКЭС ВС РФ напомнила, что по закону о несостоятельности на арбитражного управляющего распространяются все требования, предъявляемые к руководителям юрлиц.

“Следовательно, требования, связанные с особым статусом управляющего, являются дополнительными по отношению к общим требованиям, предъявляемым законодательством к обычным руководителям.

А значит, конкурсным управляющим не может быть утверждено лицо, подпадающее под временный запрет на участие в управлении организациями”, – говорится в определении ВС РФ.

Коллегия отменила решения нижестоящих судов и отправила дело на пересмотр в первую инстанцию.

Но при этом коллегия уточнила, что ограничения, установленные законом о госрегистрации, нельзя применять, если арбитражный управляющий был назначен судом в организацию с недостоверным адресом. Но в рассматриваемом споре ситуация другая: “Алмис” А.Шелепов возглавлял не как арбитражный управляющий.

НЕОБОСНОВАННОЕ УЖЕСТОЧЕНИЕ ИЛИ ЛОГИЧНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ

Позиция ВС РФ – совершенно последовательная, отмечает юрист из юркомпании “Хренов и партнеры” Дмитрий Шнигер.

“Выдавая доверенности, увольняя работников и управляющий, и директор действуют на основании одних и тех же норм закона, – говорит он.

– Если управляющий является органом управления, то непонятно, почему к нему вдруг не должны применяться положения закона, регламентирующие статус и деятельность таких органов, в том числе и положения закона о регистрации”.

Что касается требований к ответственности управляющего, установленных специальными и более детальными правилами закона о банкротстве, то их надо рассматривать в качестве дополнительных. В условиях несостоятельности злоупотребления вероятнее, а круг потенциальных потерпевших шире, объясняет Д.Шнигер и приводит аналогию с мародерством в период бедствия.

Арбитражные же управляющие видят в позиции ВС РФ стремление к ужесточению требований и ответственности.

“В отношении арбитражных управляющих практика применения ограничений на участие в управлении юридическими лицами, предусмотренных законом о регистрации, явно разворачивается в сторону ужесточения”, – говорит председатель совета Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих Дмитрий Скрипичников.

По его мнению, под угрозой находится право арбитражных управляющих на осуществление профессиональной деятельности.

“При этом закон о регистрации не учитывает специфику деятельности арбитражного управляющего: он назначается судом, временно, на профессиональной основе, осуществляет полномочия руководителя должника и в случае недобросовестного осуществления деятельности понесет ответственность, установленную законом о несостоятельности”, – напоминает Д.Скрипичников.

Позиция ВС РФ может оказаться “настоящим шоком” для многих арбитражных управляющих, говорит член ассоциации “Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих” Алексей Леонов.

Одним из условий приобретения статуса арбитражного управляющего является наличие стажа работы на руководящих должностях не менее чем год, объясняет он, и многие арбитражные управляющие могли приобрести его в организациях, имевших проблемы с достоверностью юридического адреса.

Теперь, по его словам, такие управляющие будут вынуждены уйти из профессии.

Фактически, как считает А.Леонов, ВС РФ наделил налоговые органы мощным инструментом для чистки рядов арбитражных управляющих: устрашения и наказания независимых и строптивых. Он сомневается, что это принесет пользу профессиональному сообществу.

“Цениться станет формальная чистота анкеты, а не профессиональные качества управляющего, – рассуждает А.Леонов.

– Единственным утешением является нераспространение данного толкования на случаи назначения управляющих в организации, уже имеющие недостоверный адрес”.

“Налоговые органы зачастую включают арбитражных управляющих в список массовых директоров только на том основании, что они регистрируются в ЕГРЮЛ как руководители во многих юр.лицах”, – говорит арбитражный управляющий Игорь Вышегородцев. По его словам, после такого решения ВС, управляющего можно выгнать с любой процедуры.

Использованы материалы Новостной ленты “Интерфакс”

Источник: https://krskbankrot.ru/news/vs-rf-nazval-novoe-osnovanie-dlya-otstraneniya-arbitrazhnyh-upravlyayushhih/

Вс прояснил, как должен действовать разумный арбитражный управляющий

Отстранение арбитражного управляющего судом

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 305-ЭС19-17553 по делу об оспаривании действий (бездействия) конкурсного управляющего должника и его устранении из банкротного дела конкурсным кредитором организации-банкрота.

Суды отказали кредитору в отстранении конкурсного управляющего

В мае 2017 г. Арбитражный суд г. Москвы ввел в отношении АО «Техногрейд» процедуру наблюдения, утвердив Святослава Смирнова в качестве временного управляющего общества.

Впоследствии тот же суд признал должника банкротом и инициировал в отношении него процедуру конкурсного производства.

Святослав Смирнов стал конкурсным управляющим АО и исполнял свои функции вплоть до завершения процедуры конкурсного производства.

Один из конкурсных кредиторов должника, компания «Хендэ Корпорэйшн», обратился в АС г. Москвы с жалобой на действия (бездействие) конкурсного управляющего и ходатайством о его отстранении.

Компания пояснила, что Смирнов затягивал процесс получения документации должника и не предъявил требования к пяти юрлицам о погашении задолженности перед вверенной ему организацией.

По мнению заявителя, общества «Техно-Парк», «Техно-Инвест», «Техно-Комплекс», «АН-Билдинг» и «Строительная компания «Восток» являлись крупнейшими дебиторами должника, их общая сумма задолженности превышала 1,8 млрд руб.

«Хендэ Корпорэйшн» также усомнилась в необходимости проведения дополнительной инвентаризации дебиторской задолженности и составлении дополнительных актов инвентаризации.

Компания добавила, что конкурсный управляющий признал требования двух юрлиц к должнику и не возразил против требований ряда кредиторов к обществу-банкроту.

Кроме того, отметил заявитель, конкурсный управляющий признал иск ООО «САНОЙЛ» и уклонился от правовой оценки соответствующей документации, а также не обратился в суд с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

В рамках судебного разбирательства было, в частности, установлено, что Святослав Смирнов в ходе претензионной работы направил требования 102 дебиторам должника о погашении долга (в том числе ликвидаторам обществ «Техно-Парк», «Техно-Инвест», «Техно-Комплекс», «АН-Билдинг» и «Строительная компания «Восток»). Задолженность пяти крупнейших дебиторов в 1,8 млрд руб.

была отражена Смирновым в акте инвентаризации дебиторской задолженности, размещенном в открытом доступе в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве. Тем не менее ликвидаторы сообщили об отсутствии задолженности в связи с ее переводом на новых должников в лице иностранных компаний «РОВАРИО ЛТД» и «ЭНАЛИО ЛТД».

При этом бывший директор должника письменно подтвердил факт дачи согласия на перевод долга.

После этого конкурсный управляющий обратился в суд с исками о взыскании задолженности с иностранных компаний (дела № А40-226613/2018 и № А40-226625/2018). В свою очередь, компания «Хендэ Корпорэйшн» добилась признания недействительными согласий должника на заключение соглашений о переводе долга как сделок, совершенных в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов должника.

В рассматриваемом же споре суды сочли, что после открытия конкурсного производства бывший руководитель должника не уклонялся от исполнения обязанности по передаче документации, передавав ее поэтапно вплоть до 15 января 2018 г.

Они также выявили, что общества «Техно-Парк», «Техно-Комплекс», «Техно-Инвест» и «АН-Билдинг» на момент заключения соглашений о переводе долга являлись афиллированными по отношению к должнику лицами, находящимися под контролем М.

, к выгоде которого и были даны согласия на перевод долга.

В итоге суды трех инстанций отказали в удовлетворении жалобы компании. При этом первые две инстанции заключили, что управляющий надлежащим образом исполнял возложенные на него обязанности, не нарушив права и законные интересы заявителя.

Суд округа согласился с ними, за исключением вывода по вопросу о необращении управляющего в суд с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

При этом окружной суд указал, что допущенное в этой части бездействие фактически не нарушило прав «Хендэ Корпорэйшн», так как компания самостоятельно обратилась в суд.

ВС напомнил об обязанностях конкурсного управляющего

«Хендэ Корпорэйшн» обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд, а Святослав Смирнов заявил ходатайство о прекращении производства по ней.

После изучения материалов дела № А40-64173/2017 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила, что Законом о банкротстве отведен трехдневный срок на истребование конкурсным управляющим документов должника.

В рассматриваемой же ситуации, подчеркнул Суд, любой разумный управляющий не мог бездействовать, полагаясь на обещания последнего бывшего генерального директора исполнить обязанность по передаче документации после истечения отведенного законом трехдневного срока.

При этом нижестоящие судебные инстанции не установили, какие конкретные действия по получению документов совершал управляющий после истечения вышеуказанного срока.

Относительно фактов непредъявления требований к пяти крупнейшим дебиторам и составления актов дополнительной дебиторской инвентаризации ВС напомнил, что абзац 8 п. 2 ст.

129 Закона о банкротстве возлагает на конкурсного управляющего обязанность по предъявлению к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требований о ее взыскании.

«В ситуации, когда большая часть дебиторской задолженности приходится на несколько организаций, разумный и добросовестный управляющий в первую очередь должен рассмотреть вопрос о возможности пополнения конкурсной массы за счет истребования долга с этих организаций», – подчеркнул ВС.

Высшая инстанция пояснила, какие действия должен был предпринять независимый управляющий после того, как узнал, что генеральный директор должника, исполнявший свои полномочия лишь несколько месяцев, в преддверии банкротства последнего перевел долг в сумме свыше 1,8 млрд руб. на находящиеся в иностранной юрисдикции компании, существенно осложнив предъявление к ним требований. Как указал Суд, любой независимый арбитражный управляющий проанализировал бы согласия на перевод долга на предмет их действительности, выяснил истинные цели перевода долга и возможность фактического получения исполнения с иностранных компаний, а затем принял бы одно из двух решений: о целесообразности оспаривания согласий на перевод долга и взыскания задолженности с первоначальных должников или о взыскании задолженности с новых должников.

При этом разумный управляющий учел бы нахождение первоначальных должников в стадии ликвидации и предпринял бы меры к недопущению таковой ввиду правил Закона о регистрации юрлиц и ИП, запрещающих осуществлять ликвидацию организации при принятии судом иска, предъявленного к последней.

Верховный Суд отметил, что Святослав Смирнов никак не обосновал принятые им решения о целесообразности взыскания задолженности именно с компаний «РОВАРИО ЛТД» и «ЭНАЛИО ЛТД», расположенных вне юрисдикции РФ, и об отказе от оспаривания согласий на перевод долга.

При этом судебные акты по делам о признании недействительными решений об исключении первоначальных должников из ЕГРЮЛ, возбужденные по заявлениям компании «Хендэ Корпорэйшн», не подтверждают законность действий управляющего.

Основным мотивом отказа в признании решений регистрирующего органа недействительными стал отказ кредитора от предъявления иска о взыскании долга с ликвидируемых обществ, однако предъявить такой иск мог только управляющий.

«К моменту признания согласий на перевод долга недействительными предъявить иски к первоначальным должникам уже не представлялось возможным, поскольку они были ликвидированы.

Несмотря на ликвидацию первоначальных дебиторов, управляющий включил требования к ним в уточненный акт об инвентаризации дебиторской задолженности от 18 апреля 2019 г. и продал данные требования на торгах в июне 2019 г. за 21 млн руб., – отмечено в определении.

– Сам факт приобретения указанной дебиторской задолженности утративших правоспособность организаций свидетельствует либо о том, что имелась реальная возможность получения исполнения через процедуру распределения их имущества (п. 5.2 ст.

64 ГК РФ), либо о стремлении заинтересованных лиц (конечных бенефициаров сделок по переводу долга) освободиться от возможных последующих притязаний кредиторов должника, получив контроль над требованиями».

Конкурсный управляющий должен также активно оспаривать требования кредиторов должника

Касательно уклонения конкурсного управляющего от подачи возражений и жалоб, признания обоснованными ряда требований кредиторов Верховный Суд напомнил, что конкурсный управляющий выполняет полномочия руководителя и иных органов управления должника.

Именно арбитражный управляющий как профессиональный участник антикризисных отношений, которому доверено текущее руководство процедурой банкротства, а не кредиторы должника, должен препятствовать включению в реестр необоснованных требований (в частности, с использованием механизмов подготовки отзыва, обжалования судебных актов).

«Управляющий действует в интересах гражданского правового сообщества, объединяющего кредиторов, и должника. Поэтому в подготавливаемых процессуальных документах он не вправе отражать личную позицию о законности требования того или иного кредитора, не имеющую под собой разумного обоснования.

Равным образом управляющий не может отказаться от представления мотивированного отзыва – от оценки требования кредитора.

При ином подходе (сообщение суду явно недостоверных сведений управляющим, умолчание о существенных обстоятельствах), помимо прочего, возрастает вероятность судебных ошибок, подлежащих исправлению вышестоящими судами», – отметила высшая судебная инстанция.

В рассматриваемом случае, подчеркнул ВС, компания «Хендэ Корпорэйшн» обращала внимание на то, что управляющий в нарушение требований Закона о банкротстве без должного анализа требований ряда кредиторов представлял в суд отзывы об их обоснованности.

Мнимый характер этих требований впоследствии был подтвержден вступившими в законную силу судебными актами, благодаря усилиям конкурсного кредитора из реестра требований кредиторов должника были исключены необоснованные требования на сумму свыше 1,3 млрд руб.

То есть заявитель, будучи кредитором, смог подтвердить их фиктивность, располагая значительно меньшим объемом информации, чем конкурсный управляющий должника.

Верховный Суд добавил, что оценка действий (бездействия) конкурсного управляющего на предмет законности не зависит от осуществления им своих прав.

Дело в том, что конкурсный управляющий как профессиональный участник отношений в сфере несостоятельности (банкротства) должен принимать все законные меры для пополнения конкурсной массы и максимального удовлетворения требований кредиторов. В силу п. 5 ст.

129 Закона о банкротстве при наличии к тому оснований конкурсный управляющий предъявляет требования к третьим лицам, которые несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Поскольку процедура банкротства в отношении должника была инициирована именно обществом «САНОЙЛ», фиктивные требования которого признавались должником, а кроме того, должник осуществлял значительные вложения в связанные с ним общества «Техно-Парк», «Техно-Комплекс», «Техно-Инвест» и «АН-Билдинг», которые перевели долг на иностранные компании и ликвидировались, конкурсный управляющий должен был засомневаться в добросовестности и разумности действий бенефициаров должника. Соответственно, он обязан был проанализировать наличие оснований для этих лиц привлечения к субсидиарной ответственности. Тем не менее эту работу конкурсный управляющий не провел. Таким образом, ВС отказал в удовлетворении ходатайства конкурсного управляющего о прекращении производства по кассационной жалобе компании и отменил судебные акты нижестоящих инстанций, вернув дело в АС г. Москвы.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов полагает, что Верховный Суд закрепляет ряд важных стандартов оценки действий арбитражного управляющего как добросовестных или недобросовестных, по которым судам в дельнейшем следует соотносить их с поведением, ожидаемым от любого независимого профессионального управляющего.

По мнению эксперта, для использования правовых позиций ВС в практической работе арбитражных управляющих рекомендуется в дальнейшем максимально полно документировать и письменно обосновывать каждое существенное управленческое решение, особенно в спорных ситуациях, при необходимости вынеся их на рассмотрение заинтересованных лиц (собрания кредиторов и пр.). «Арбитражным управляющим желательно, в частности, готовить письменное заключение о наличии оснований для привлечения бенефициаров должника к субсидиарной ответственности, особенно тщательно обосновывая круг привлекаемых лиц», – полагает Алексей Леонов.

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев считает, что определение Верховного Суда является продолжением складывающейся тенденции по ужесточению ответственности арбитражных управляющих и контроля за их действиями в рамках процедур банкротства.

«Если же говорить непосредственно об эпизоде, связанном с неподачей конкурсным управляющим заявления о субсидиарной ответственности, и последующей ответственности арбитражного управляющего за такое бездействие при условии подачи заявления конкурсным кредитором, то здесь все будет зависеть скорее от обстоятельств каждого конкретного спора в частности», – пояснил он.

По словам эксперта, иногда конкурсный управляющий обоснованно не обращается с таким заявлением в суд ввиду недостаточности доказательной базы для эффективного применения этого механизма защиты прав конкурсных кредиторов, считая такое обращение преждевременным.

«Бывает и наоборот: доказательная база уже имеется, а конкурсный управляющий затягивает с подачей такого заявления либо подает заявление специально по другим основаниям, которые не имеют под собой соответствующих доказательств.

В рассматриваемом конкретном случае Верховный Суд сделал обоснованный вывод о том, что у конкурсного управляющего имелись все основания для обращения с таким заявлением ввиду наличия фактов недобросовестных действий контролирующих должника лиц.

Поэтому добросовестное выполнение своих обязанностей конкурсным управляющим не может ставиться в зависимость от действий конкурсных кредиторов, поскольку арбитражный управляющий в первую очередь должен проводить соответствующую работу.

Иной подход означал бы, что конкурсный управляющий выполняет свои функции по остаточному принципу (делая то, что не сделали конкурсные кредиторы), что являлось бы явным дисбалансом не в пользу конкурсных кредиторов», – резюмировал Иван Хорев.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-proyasnil-kak-dolzhen-deystvovat-razumnyy-arbitrazhnyy-upravlyayushchiy/

Об отстранении конкурсных управляющих в делах о банкротстве

Отстранение арбитражного управляющего судом

Евгений Суворов, к.ю.н., советник Управления частного права ВАС РФ

Принципиальные выводы ВАС РФ

1. Для отстранения конкурсного управляющего от участия в деле суду достаточно протокола собрания кредиторов.2. При принятии ходатайства об отстранении управляющего суд не связан содержанием протокола собрания кредиторов.3.

Суд вправе по собственной инициативе отстранить конкурсного управляющего от участия в деле о банкротстве.4. Неувеличение управляющим конкурсной массы является убытком.5. Отстранить конкурсного управляющего можно только за существенное нарушение.

6.

Конкурсного управляющего можно отстранить за нарушения, допущенные в ходе любой стадии банкротства.

После принятия Федерального закона от 26.10.

02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — закон № 127-ФЗ) предполагалось, что основной контроль за деятельностью арбитражных управляющих будут осуществлять саморегулируемые организации (далее — СРО), членами которых управляющие должны являться в обязательном порядке.

Предполагалось, что в большинстве случаев кредитор при возникновении претензий может обратиться в СРО, а та уже будет заниматься проверкой деятельности управляющего и принимать необходимые меры по результатам проверки, вплоть до отстранения от деятельности.

Однако на практике говорить о том, что подобного контроля со стороны СРО оказалось достаточно, не приходится. Это видно на примере существенного количества судебных дел по мотивам нарушений, допускаемых арбитражными управляющими (жалобы на действия управляющих, ходатайства об их отстранении, взыскание убытков, привлечение к административной ответственности и т.п.).

При этом нередко соответствующие жалобы и заявления признаются судами обоснованными.

В таких случаях потерпевшие от нарушений должны иметь и имеют определенный набор правовых средств, направленных на восстановление нарушенных арбитражным управляющим прав и законных интересов, а также на пресечение действий,которые составляют угрозу их нарушения на будущее, в судебном порядке.

Основная идея информационного письма № 150 заключалась в том, чтобы сообщить судам о той практике применения действующего законодательства при решении вопроса об отстранении конкурсных управляющих, которая, с одной стороны, позволяет эффективно защитить интересы лиц, участвующих в деле, а с другой — не позволяет использовать соответствующий инструмент в целях злоупотребления отстранением управляющих без существенных оснований для этого.

Желание кредиторов отстранить конкурсного управляющего необходимо изложить в протоколе собрания

В пункте 1 обзора был решен давно возникший в практике вопрос: может ли суд рассмотреть требование об отстранении конкурсного управляющего без соответствующего ходатайства собрания кредиторов. В абз. 2 п. 1 ст.

145 закона № 127-ФЗ закреплено, что конкурсный управляющий может быть отстранен судом от исполнения обязанностей на основании ходатайства собрания кредиторов (комитета кредиторов) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей.

Суды трактовали это положение закона буквально, отказывая в удовлетворении требования об отстранении управляющего, если оно было описано только в протоколе собрания кредиторов, а соответствующее ходатайство отсутствовало (см.

, например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.09.10 по делу № А05-1266/2007).

Однако Президиум Высшего арбитражного суда отдельно разъяснил, что достаточно предоставить в арбитражный суд протокол собрания кредиторов, на котором было принято соответствующее решение об обращении в суд с ходатайством об отстранении конкурсного управляющего.

Цитируем документ.

Конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего:— на основании ходатайства собрания кредиторов (комитета кредиторов) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на конкурсного управляющего обязанностей;— в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов;

— в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим (п. 1 ст. 145 закона № 127-ФЗ).

Это разъяснение представляется наиболее разумным, поскольку если есть принципиальное волеизъявление собрания кредиторов об отстранении конкурсного управляющего, то протокола собрания, в котором закреплена эта воля, будет вполне достаточно для рассмотрения арбитражным судом вопроса об отстранении. Это разъяснение во взаимосвязи с п. 7 ст. 13 закона № 127-ФЗ (в котором дается поручение управляющему направлять протокол собрания кредиторов в суд) свидетельствует о том, что суд должен по своей инициативе рассмотреть вопрос об отстранении конкурсного управляющего при поступлении протокола.

Отсутствие конкретизации в протоколе собрания кредиторов допущенных конкурсным управляющим нарушений не препятствует его отстранению

Вторым важным моментом, который Высший арбитражный суд разъяснил в информационном письме № 150, стало содержание протокола собрания кредиторов. Ранее некоторые суды использовали формальный подход к установлению действительной воли собрания.

При поступлении протокола собрания кредиторов суды зачастую обращали внимание на то, насколько в нем детализировано нарушение, совершенное конкурсным управляющим.

В обзоре уточняется, что суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства об отстранении конкурсного управляющего, если в протоколе собрания не было указано, какие нарушения послужили основанием для такого обращения (п. 4 информационного письма № 150).

В обзоре приводится следующий пример: суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства об отстранении конкурсного управляющего в связи с тем, что протокол собрания кредиторов не содержал конкретных данных о допущенных им нарушениях. Однако апелляция отменила это определение и отстранила конкурсного управляющего.

Свое решение она объяснила тем, что закон № 127-ФЗ не содержит требований о конкретизации в протоколе собрания кредиторов тех нарушений, которые послужили основанием для принятия решения об обращении в суд с ходатайством об отстранении конкурсного управляющего.

Такое ходатайство может стать лишь поводом для рассмотрения вопроса о таком устранении, поэтому излишней конкретизации не требуется.

С одной стороны, отстранение конкурсного управляющего — это крайняя мера, которая должна применяться только в самых исключительных случаях.

Но с другой — если не сделать этого, да еще и оперативно, то действия недобросовестного управляющего могут причинить значительный вред, который впоследствии будет невозможно или затруднительно устранить (например, если управляющий продаст имущество компании по существенно заниженной цене либо попросту проведет конкурсное производство так, что в результате кредиторы вообще не смогут ничего получить). Поэтому любое обращение лица, участвующего в деле, с жалобой на действия управляющего — это повод для суда обратить на них особое внимание и принять все возможные меры в случае необходимости. Но суд не сможет действовать по такой схеме, если он будет связан содержанием протокола собрания кредиторов: в этом случае он потеряет возможность объективно оценить существенность нарушений, допущенных конкурсным управляющим.

Суд может отстранить конкурсного управляющего по собственной инициативе

Пункт 5 информационного письма посвящен усилению принципа добросовестности в делах об отстранении конкурсных управляющих. Речь идет о праве арбитражного суда отстранять конкурсных управляющих даже при отсутствии ходатайства заинтересованных в отстранении лиц.

В большинстве своем суды указывали, что закон № 127-ФЗ не предусматривает право суда по собственной инициативе отстранять конкурсного управляющего за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязанностей (см., например, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 18.07.

11 по делу № А74-1651/2010).

Цитируем документ.

В случае когда после утверждения конкурсного управляющего выявляются или возникают обстоятельства, препятствовавшие (препятствующие) его утверждению, арбитражный суд может назначить заседание по вопросу об отстранении такого конкурсного управляющего и при отсутствии ходатайства лиц, участвующих в деле, либо собрания (комитета) кредиторов (п. 5 письма № 150).

В постановлении говорится о таком основании для отстранения, как выявление обстоятельств, препятствующих утверждению лица в качестве арбитражного управляющего. Самый простой пример таких обстоятельств — это возбуждение в отношении арбитражного управляющего дела о банкротстве.

Очевидно, что если в отношении управляющего возбуждено такое дело, значит он управляющим быть не может. Однако сам управляющий мог возразить на это, что суд не вправе по собственной инициативе отстранить его без соответствующего ходатайства собрания кредиторов. Такое утверждение вряд ли можно назвать правильным.

Во-первых, закон о банкротстве не содержит указания ни на какое ходатайство.

Цитируем документ.

Конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего: в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим (абз. 4 п. 1 ст. 145 закона № 127-ФЗ).

Во-вторых, какая разница, в какой момент выяснились обстоятельства, которые препятствуют лицу быть конкурсным управляющим — до или после его утверждения. В любом случае после того, как о них узнал суд — он должен отстранить такого управляющего.

Сторонники усиления роли управляющих могли бы возразить, что механизм отстранения в данном случае нужно трактовать в совокупности: наличие обстоятельств, препятствующих быть управляющим, плюс ходатайство кредиторов. Но здесь нужно учитывать и другой факт: роль суда в деле о банкротстве особенная.

Здесь есть определенное смещение от чисто состязательных начал к контрольным полномочиям суда: ему приходится проверять кандидатуру управляющего и только после этого принимать решение о ее утверждении. А в случае, если обстоятельства, препятствующие лицу быть управляющим, выявятся позже, он должен иметь возможность отстранить его.

Именно поэтому в п. 5 письма прослеживается усиление принципа добросовестности: одним из препятствующих обстоятельств для утверждения управляющего является его заинтересованность по отношению к должнику или кредитору.

Когда управляющий находится в связке с той или иной стороной в деле о банкротстве, ему крайне сложно выполнять свою работу.

Например, если управляющий действует в интересах одного из кредиторов, то он может затягивать решение вопроса об оспаривании сделки с этим кредитором; если он действует в интересах должника, то может затягивать вопрос о субсидиарной ответственности акционеров должника за доведение до банкротства. Если такая заинтересованность будет выявляться, то она должна рассматриваться как обстоятельство, препятствующее дальнейшему осуществлению управляющим своих функций.

Цитируем документ.

Арбитражным судом в качестве временных управляющих, административных управляющих, внешних управляющих или конкурсных управляющих не могут быть утверждены в деле о банкротстве арбитражные управляющие: которые являются заинтересованными лицами по отношению к должнику, кредиторам; (п. 2 ст. 20.2 закона № 127-ФЗ).

Источник: https://www.novostibankrotstva.ru/2015/10/07/ob-otstranenii-konkursnyh-upravlyayushhih-v-delah-o-bankrotstve/

Отстранение конкурсного управляющего

Отстранение арбитражного управляющего судом
Фигура конкурсного управляющего играет ключевую роль в процедуре конкурсного производства при банкротстве предприятия. Согласно ч. 3 ст. 129 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г.

№ 126-ФЗ (далее – Закон о банкротстве), конкурсный управляющий вправе, помимо прочего, распоряжаться имуществом должника в порядке и на условиях, которые установлены, увольнять работников должника, в том числе руководителя должника, в порядке и на условиях, которые установлены федеральным законом, заявлять отказ от исполнения договоров и иных сделок в порядке, установленном статьей 102 Закона о банкротстве.

Очевидно, что распорядиться такими широкими полномочиями можно по-разному, в том числе и в ущерб интересам конкурсных кредиторов. Для того, чтобы не допустить подобных ситуаций статья 145 Закона о банкротстве предусматривает возможность отстранить конкурсного управляющего от исполнения им своих обязанностей.

Согласно данной норме, конкурсный управляющий может быть отстранен

арбитражным судом  от исполнения обязанностей:

1) на основании ходатайства собрания кредиторов (комитета кредиторов) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на конкурсного управляющего обязанностей;

2) в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов.
3) в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим.Президиумом Высшего Арбитражного Суда в Информационном письме № 150 от 22 мая 2012 г. «Обзор практики рассмотрения арбитражными  судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих» даны рекомендации по вопросам применения ст. 145 Закона о банкротстве. 1. При обращении с соответствующим ходатайством собрания кредиторов (комитета кредиторов).
Прежде всего, решение комитета кредиторов и соответствующее ходатайство, поданное комитетом кредиторов, является самостоятельным основанием для отстранения конкурсного управляющего, даже при отсутствии решения собрания кредиторов по данному вопросу. Такие указания даны Президиумом ВАС РФ в п.3 указанного Информационного письма.

Кроме того Президиум ВАС РФ разъяснил, что в протоколе собрания кредиторов (комитета кредиторов) не обязательно должны быть отражены конкретные нарушения, допущенные конкурсным управляющим, поскольку, как указал Президиум ВАС РФ,   соответствующее ходатайство собрания кредиторов является лишь поводом для рассмотрения вопроса о таком отстранении, суд в силу своей контрольной функции в деле о банкротстве при рассмотрении этого вопроса не связан (не ограничен) конкретными нарушениями, отраженными в протоколе собрания кредиторов.

Однако, примеры судебной практики, имевшие место практически одновременно с изданием Президиумом ВАС РФ указанного Информационного письма, свидетельствуют о том, что суды далеко не всегда разделяют подобный подход. Так Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в Постановлении от 16 мая 2012 г. по делу № А56-24067/2005, отказывая в удовлетворении ходатайство собрания кредиторов об отстранении конкурсного управляющего, сослался на то, что протокол собрания кредиторов, на котором было принято решение об обращении с таким ходатайством, не содержит сведений об основаниях, в силу которых такое было принято решение.

Что касается иных требований к ходатайству об отстранении конкурсного управляющего, то здесь обратим внимание на Определение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 07 сентября 2012 г. по делу № А56-11178/2010.

Оставляя без рассмотрения ходатайства одного из конкурсных кредиторов, суд указал на следующие обстоятельства: ходатайство подано со ссылкой на то, что его податель – конкурсный кредитор – юридическое лицо действует как представитель собрания кредиторов, в то же время, из положений ст.2, п. 1 ст. 35, п. 4 ст. 36, п. 1 ст.

145 Закона о банкротстве следует, что представителем собрания кредиторов может быть выбрано физическое лицо, которое действует от имени собрания кредиторов исключительно на основании протокола собрания кредиторов и передавать свои полномочия не может.

Поскольку в рассматриваемой ситуации представителем собрания кредиторов избрано юридическое лицо, суд посчитал, что ходатайство об отстранении подписано неуполномоченным лицом, что является основанием для оставления его без рассмотрения.Следует также отметить, что суды, применяя положения ст.

145 Закона о банкротстве, указывают, что отстранение конкурсного управляющего является правом, а не обязанностью суда и в том случае, если соответствующее ходатайство подано от имени собрания кредиторов – см. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 мая 2012 г. по делу № А56-24607/2005.

2. При удовлетворении арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей.

Разъясняя порядок применения данного основания для отстранения конкурсного управляющего Президиум ВАС РФ в п.2 указал, что из абзаца третьего пункта 1 статьи 145 Закона о банкротстве не следует, что жалоба и ходатайство об отстранении должны рассматриваться отдельно.

Напротив, содержание указанной нормы свидетельствует о том, что и вопрос об удовлетворении жалобы, и вопрос об отстранении могут рассматриваться в одном судебном заседании.Указанным положением Закона о банкротстве предусмотрено, что обращаться с жалобой и ходатайством об отстранении конкурсного управляющего может лицо, участвующее в деле о банкротстве.

Перечень таких лиц определен частью 1 статьи 34 Закона о банкротстве, относящей к таковым: должника, арбитражного управляющего, конкурсных кредиторов, уполномоченные органы, федеральные органы исполнительной власти, а также органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления по месту нахождения должника в случаях, предусмотренных настоящим Законом о банкротстве, а также лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления. Суды расширяют перечень лиц, способных обратиться жалобой на конкурсного управляющего и ходатайством о его отстранении, включая в него также и иных лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, чьи права и законные интересы нарушены действиями арбитражного управляющего – см. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-западного округа от 24 сентября 2012 г. по делу № А56-70676/2009.Как и по ранее рассмотренному основанию, при обращении конкурсного кредитора или иного лица, участвующего в деле о банкротстве, с жалобой на действия конкурсного управляющего, его отстранение является правом, а не обязанностью суда – Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10 мая 2012 г. по делу № А19-3380/09.Говоря о смысле положений ст. 145 Закона о банкротстве, суды указывают, что основанием для удовлетворения жалобы кредитора о нарушении его прав и законных интересов действиями (бездействием) арбитражного управляющего является установление арбитражным судом фактов несоответствия этих действий (бездействия) Закону и нарушения такими действиями прав и законных интересов кредиторов должника.При этом отстранение конкурсного управляющего должно использоваться в той мере, в какой оно позволяет восстановить нарушенные права или устранить угрозу их нарушения, и применяться тогда, когда конкурсный управляющий показал свою неспособность к надлежащему ведению конкурсного производства, что проявляется в ненадлежащем исполнении обязанностей. Допущенные конкурсным управляющим нарушения могут стать основанием для его отстранения в случае, если существуют обоснованные сомнения в дальнейшем надлежащем ведении им конкурсного производства (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 02 октября 2012 г. по делу № А56-70723/2010).Существенное отличие данного основания от случаев, когда вопрос об отстранении конкурсного управляющего решается на основании обращения собрания кредиторов, состоит в том, что при обращении собрания кредиторов с соответствующим ходатайством, наличие или возможность причинения убытков не является необходимым условием для отстранения конкурсного управляющего – на это указал Президиум ВАС РФ в п.9 упомянутого выше Информационного письма. С другой стороны, если об отстранении конкурсного управляющего ходатайствует конкурсный кредитор или иное лицо, участвующее в деле о банкротстве, то необходимым условием удовлетворения такого ходатайства являются нарушение прав и законных интересов заявителя, а также причинение или возможность причинения действиями (бездействием) конкурсного управляющего убытков должнику либо его кредиторам. Если же допущенные конкурсным управляющим нарушения таковы, что не повлекли и не могли повлечь возникновение убытков на стороне должника или его кредиторов и не нарушили права и интересы заявителя, ходатайство об отстранении конкурсного управляющего не подлежит удовлетворению. Данная позиция высказана Президиумом ВАС РФ в п.7 Информационного письма № 150 от 22 мая 2012 г., и применяется судами при рассмотрении подобных дел. Так, например, в рамках дела А19-3380/2009 отказано в удовлетворении ходатайства об отстранении конкурсного управляющего со ссылкой на то, что, несмотря на то, что факт неисполнения конкурсным управляющим требований Закона о банкротстве был выявлен, доказательства причинения убытков или возможного причинения убытков должнику или его кредиторам в деле отсутствуют.

3. В случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим.

Перечень обстоятельств, которые препятствуют утверждению лица в качестве конкурсного управляющего, содержит п.2 ст. 20.2 Закона о банкротстве.

В частности, в качестве конкурсных управляющих не могут быть утверждены в деле о банкротстве арбитражные управляющие:

– которые являются заинтересованными лицами по отношению к должнику, кредиторам;- которые полностью не возместили убытки, причиненные должнику, кредиторам или иным лицам в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на арбитражного управляющего обязанностей в ранее проведенных процедурах, применяемых в деле о банкротстве, и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда;- в отношении которых введены процедуры, применяемые в деле о банкротстве;- которые дисквалифицированы или лишены в порядке, установленном федеральным законом, права занимать руководящие должности и (или) осуществлять профессиональную деятельность, регулируемую в соответствии с федеральными законами;

– которые не имеют заключенных в соответствии с требованиями Закона о банкротстве  договоров страхования ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве;

– которые не имеют допуска к государственной тайне установленной формы, если наличие такого допуска является обязательным условием утверждения арбитражным судом арбитражного управляющего.

Вопрос о возможности применения того или иного основания разрешается судом с учетом обстоятельств конкретного дела.

Так, в рамках дела А73-6489/2011 налоговый орган требовал отстранения конкурсного управляющего по мотиву его заинтересованности, поскольку ранее управляющий исполнял функции председателя ликвидационной комиссии должника.

В удовлетворении этого требования было отказано, на том основании, что факт назначения лица председателем ликвидационной комиссии общества не свидетельствует о его заинтересованности по отношению к должнику, а значит, не препятствует его утверждению конкурсным управляющим данным обществом (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 26 июня 2012 г. № Ф03-2400/2012).

Что касается процессуальных особенностей рассмотрения вопроса об отстранении конкурсного управляющего по данному основанию следует отметить, что в этот вопрос может быть рассмотрен судом и при отсутствии  соответствующего ходатайства лиц , участвующих в деле, либо собрания (комитета) кредиторов.  Данная позиция изложена Президиумом ВАС РФ в п. 5 упоминавшегося уже Информационного письма № 150 от 22 мая 2012 г.

Источник: https://logosinfo.ru/zashita-v-sude/arbitradj/vzyskanie-dolgov/vzyskanie-dolga-cherez-bankrotstvo/otstranenie-konkursnogo-upravlyayushego/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.