Отступление от очередности погашения текущих платежей

Вс пояснил, когда погашение текущей задолженности не является сделкой с предпочтением

Отступление от очередности погашения текущих платежей

Верховный Суд вынес Определение № 302-ЭС16-8804 (4), в котором высказался относительно того, является ли информированность цессионария о банкротстве должника признаком предпочтительного получения исполнения по текущим обязательствам.

26 сентября 2014 г. ООО «Байкальские коммунальные системы» и АО «Улан-Удэнский авиационный завод» заключили договор уступки требования, по условиям которого компания уступила заводу требование к ООО «ТГК-14» в сумме более 18 млн руб.

Согласно договору в счет платы по нему был уменьшен объем денежных обязательств цедента перед цессионарием (заводом) по другому договору от 1 февраля 2011 г. на отпуск питьевой воды и прием сточных вод на ту же сумму – более 18 млн руб., в том числе: более чем на 12 млн руб.

была уменьшена существующая задолженность, сформировавшаяся с мая по сентябрь 2014 г., на оставшуюся сумму – полежит уменьшению объем денежных обязательств цедента по оплате услуг, которые будут ему оказаны заводом в будущем – после сентября 2014 г.

ООО «ТГК-14», уведомленное об уступке, погасило задолженность заводу (новому кредитору).

Определением Арбитражного суда Республики Бурятия от 10 ноября 2014 г. было возбуждено дело о банкротстве ООО «Байкальские коммунальные системы», а 29 июня 2017 г. должника признали банкротом.

Полагая, что вследствие заключения и исполнения договора уступки требования цессионарию оказано предпочтение перед другими кредиторами цедента, конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением о признании сделки недействительной, а также о применении последствий недействительности этой сделки, ссылаясь на положения ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Суд первой инстанции счел, что завод в приоритетном порядке получил удовлетворение своего требования по договору от 1 февраля 2011 г.

, подлежащего включению в реестр требований кредиторов должника, по отношению к требованиям других кредиторов.

В момент заключения договора уступки требования заводу было известно о наличии у должника признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества. Исходя из этого спорный договор был признан недействительным.

Суд апелляционной инстанции установил, что стороны договора уступки требования отступили от согласованного в этом договоре условия о порядке взаиморасчетов и в действительности в счет оплаты переданного заводу требования к «ТГК-14» была уменьшена следующая задолженность должника перед заводом по договору от 1 февраля 2011 г. – за услуги, оказанные заводом должнику до возбуждения дела о банкротстве последнего, в сумме более 7 млн руб., а также за услуги, оказанные после возбуждения дела о банкротстве, в сумме более 11 млн руб.

Установив, что завод не знал и не мог знать о нарушении очередности погашения текущих обязательств должника, имущества которого достаточно для удовлетворения приоритетных текущих платежей, суд апелляционной инстанции признал, что предпочтение заводу перед другими кредиторами должника оказано лишь в связи с уменьшением задолженности, подлежащей включению в реестр, составившей более 7 млн руб.

Отменяя постановление апелляции и оставляя в силе определение первой инстанции, окружной суд указал, что для правильного разрешения спора не имеет правового значения то, какой являлась погашенная уступкой задолженность должника перед заводом – реестровой или текущей, поскольку в результате заключения и исполнения спорной сделки цедент утратил возможность получения денежных средств от «ТГК-14», перечислившего цессионарию более 18 млн руб.

Не согласившись с таким решением, завод обратился в Верховный Суд.

Ознакомившись с делом № А10-5296/2014, ВС обратил внимание на то, что суд апелляционной инстанции установил, что уступкой требования погашено в том числе текущее обязательство должника перед заводом по договору от 1 февраля 2011 г.

на отпуск питьевой воды и прием сточных вод в сумме более 11 млн руб. Суд округа данный довод не опроверг, не сослался на несоответствие этого вывода фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам (ч. 1 ст. 288 АПК РФ).

Верховный Суд заметил, что в отношении части требования к «ТГК-14», уступленной заводу и направленной на погашение текущей задолженности должника перед заводом по договору от 1 февраля 2011 г., суду округа следовало учесть разъяснения, приведенные в п. 13 Постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 г.

№ 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”». Согласно данным разъяснениям сделка по удовлетворению текущего платежа, совершенная с нарушением очередности, установленной п. 2 ст.

134 Закона о банкротстве, может быть признана недействительной на основании п. 2 ст. 61.

3 этого же закона, если в результате сделки у должника отсутствуют денежные средства, достаточные для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным требованием, при доказанности того, что получивший удовлетворение кредитор знал или должен был знать о нарушении очередности.

ВС посчитал, что по смыслу приведенных разъяснений текущие операции могут быть признаны недействительными при наличии совокупности обстоятельств:

  • осведомленность кредитора о нарушении принятым им исполнением (суррогатом исполнения) очередности совершения текущих платежей (его осведомленности о погашении долга преимущественно перед уже ожидающими исполнения кредиторами приоритетной очередности удовлетворения, а для текущих требований, относящиеся к одной очереди, – о нарушении календарной очередности);
  • недостаточность конкурсной массы для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным.

«Сама по себе информированность завода об объективном банкротстве должника, равно как и осуществление должником и заводом деятельности на одном и том же рынке коммунальных услуг, не могут рассматриваться в качестве достаточного обоснования того, что завод знал или должен был знать о признаках предпочтительного получения исполнения по текущим обязательствам», – заметила высшая инстанция.

Суд указал, что оспаривающий текущие операции конкурсный управляющий должен был представить конкретные доказательства недобросовестности завода в этой части, в частности подтвердить, что завод имел доступ к реестру текущих обязательств или иным документам, которые содержали информацию об очередности проведения расчетов по текущим платежам. Суд апелляционной инстанции констатировал отсутствие в материалах дела такого рода доказательств, на их наличие не сослался и окружной суд. При таких обстоятельствах, посчитал ВС, у суда округа не имелось оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции.

Таким образом, ВС отменил постановление суда округа и оставил в силе решение апелляционной инстанции.

В комментарии «АГ» руководитель практики разрешения споров и банкротства юридической компании Coleman Legal Services Андрей Ступников посчитал, что данное дело похоже на классический пример вывода имущества должника в пользу одного из кредиторов (вопрос о связанности которого с должником судами не исследовался) в преддверии банкротства должника.

По его мнению, некоторый интерес представляет избранный сторонами способ избежать включения денежных средств третьего лица в конкурсную массу путем использования комбинации цессия плюс зачет, поскольку она позволила решить волей одного кредитора (либо контролирующего должника лица, если связанность имела место), какая часть полученных по цессии денежных средств попадет в конкурсную массу, а какую данный кредитор получит от третьего лица беспрепятственно (фактически в обход всех банкротных процедур), единолично присвоив ей статус суммы, идущей в зачет текущих платежей.

«Как представляется, Верховный Суд данной проблемы не увидел либо не захотел ее решить, применив формальный подход со ссылкой на п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63. На мой взгляд, есть необходимость в законодательных изменениях либо в соответствующих разъяснениях высшей судебной инстанции, закрывающих подобную “лазейку”», – резюмировал Андрей Ступников.

Адвокат АБ «PB legal» Ольга Борисенко заметила, что определение ВС РФ с практической точки зрения ценно тем, что в нем четко установлены предмет и пределы доказывания по обособленному спору о признании недействительной сделки должника как совершенной с предпочтением в отношении конкретного кредитора в случае, когда такая сделка нарушает очередность погашения как текущей, так и реестровой задолженности перед другими кредиторами.

«Так, суд первой инстанции не стал разбираться в правовой природе задолженности перед кредитором, получившим преимущественное исполнение. Суд признал недействительной всю сделку уступки права требования, фактически представляющую собой зачет в отношении реестровой задолженности должника и отступное – в отношении текущей.

Суд кассационной инстанции такой подход одобрил, указав, что “в данном случае не имеет значения, какой является задолженность должника – реестровой или текущей”. Верховный Суд РФ исправил ошибки судов первой и кассационной инстанций и подтвердил правильность выводов суда апелляционной инстанции», – отметила адвокат.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-kogda-pogashenie-tekushchey-zadolzhennosti-ne-yavlyaetsya-sdelkoy-s-predpochteniem/

Постановления Пленума ВАС РФ

Отступление от очередности погашения текущих платежей

Москва№ 6323 июля 2009 г.

В связи с возникающими в судебной практике вопросами, связанны­ми с применением положений Федерального закона от 26.10.

2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве, За­кон) о текущих платежах по денежным обязательствам, и в целях обеспе­чения единообразных подходов к их разрешению Пленум Высшего Арбит­ражного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 13 Феде­рального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации», постановляет дать арбитражным судам (далее – суды) сле­дующие разъяснения.

1. В соответствии с пунктом 1 статьи 5 Закона о банкротстве денеж­ные обязательства относятся к текущим платежам, если они возникли по­сле даты принятия заявления о признании должника банкротом, то есть да­ты вынесения определения об этом.

Судам при применении данной нормы необходимо учитывать, что в силу статьи 2 Закона о банкротстве под денежным обязательством для це­лей этого Закона понимается обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному основанию, предусмотренному Гражданским кодексом Российской Федерации (далее – ГК РФ), бюджетным законодательством Российской Федерации (в связи с предоставлением бюджетного кредита юридическому лицу, выдачей государственной или муниципальной гарантии и т.п.).

Таким образом, в качестве текущего платежа может быть квалифи­цировано только то обязательство, которое предполагает использование денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга.

2. В силу абзаца второго пункта 1 статьи 5 Закона о банкротстве воз­никшие после возбуждения производства по делу о банкротстве требова­ния кредиторов об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и вы­полненных работ являются текущими.

По смыслу этой нормы текущими являются любые требования об оплате товаров, работ и услуг, поставленных, выполненных и оказанных после возбуждения дела о банкротстве, в том числе во исполнение догово­ров, заключенных до даты принятия заявления о признании должника бан­кротом.

В договорных обязательствах, предусматривающих периодическое внесение должником платы за пользование имуществом (договоры аренды, лизинга), длящееся оказание услуг (договоры хранения, оказания комму­нальных услуг и услуг связи, договоры на ведение реестра ценных бумаг и т.д.

), а также снабжение через присоединенную сеть электрической или те­пловой энергией, газом, нефтью и нефтепродуктами, водой, другими това­рами (за фактически принятое количество товара в соответствии с данны­ми учета), текущими являются требования об оплате за те периоды време­ни, которые истекли после возбуждения дела о банкротстве.

3. При применении пункта 1 статьи 5 Закона о банкротстве судам следует учитывать, что обязательство возвратить денежную сумму, пре­доставленную по договору займа (статья 810 ГК РФ) или кредитному до­говору (статья 819 ГК РФ), возникает с момента предоставления денежных средств заемщику.

Обязательство уплатить денежную сумму, предостав­ленную должнику в качестве коммерческого кредита в виде отсрочки или рассрочки оплаты товаров, работ и услуг (статья 823 ГК РФ), возникает с момента исполнения кредитором соответствующей обязанности по пере­даче товаров, выполнению работ либо оказанию услуг.

4.

При решении вопроса о квалификации в качестве текущих плате­жей требований об уплате процентов за пользование денежными средства­ми, предоставленными должнику по договору займа, кредитному договору либо в качестве коммерческого кредита, судам необходимо иметь в виду, что указанные проценты наряду с подлежащей возврату суммой займа (кредита), на которую они начисляются, образуют сумму задолженности по соответствующему денежному обязательству должника, состав и размер которого, если это обязательство возникло до принятия заявления о при­знании должника банкротом, определяются по правилам пункта 1 статьи 4 Закона о банкротстве. В этом случае требования об уплате таких процен­тов не являются текущими платежами.

По смыслу указанной нормы Закона проценты, подлежащие уплате на сумму займа (кредита) соответственно на дату подачи в суд заявления о признании должника банкротом или на дату введения соответствующей процедуры банкротства, присоединяются к сумме займа (кредита). В ре­естр требований кредиторов подлежит включению требование об уплате получившейся денежной суммы, размер которой впоследствии не изменя­ется.

Если требование по денежному обязательству, возникшему до воз­буждения дела о банкротстве, заявляется кредитором в ходе процедуры наблюдения, то его размер (включая проценты) определяется на дату введения наблюдения, в том числе в силу пункта 3 статьи 63 Закона о бан­кротстве и в случаях, когда срок исполнения обязательства должен был на­ступить после введения наблюдения.

Требования об уплате процентов за пользование заемными (кредит­ными) средствами, вытекающие из денежных обязательств, возникших по­сле принятия заявления о признании должника банкротом, являются теку­щими платежами.

5. При решении вопроса о квалификации платежей по векселям в качестве текущих судам необходимо иметь в виду, что обязательство векселедателя уплатить денежную сумму, удостоверенное векселем (в том числе выданным сроком по предъявлении), возникает с момента выдачи векселя.

Обязательство акцептанта оплатить переводный вексель считается возникшим с момента совершения акцепта. В случае, если акцепт не дати­рован, для целей квалификации денежного обязательства акцептанта в ка­честве текущего платежа следует исходить из даты выдачи векселя, пока не доказана иная дата совершения акцепта.

Если платеж по векселю, выданному до даты возбуждения дела о банкротстве должника-векселедателя, обеспечен полностью или в части вексельной суммы посредством аваля и авалист оплатил вексель после указанной даты, то требование авалиста против должника-векселедателя, за которого он дал аваль, не является текущим платежом и подлежит включению в реестр требований кредиторов.

6. При решении вопроса о квалификации в качестве текущих платежей требований, вытекающих из договоров поручительства, судам следует исходить из того, что обязательство поручителя отвечать перед кредитором другого лица за исполнение последним его обязательства (статья 361 ГК РФ) возникает с момента заключения договора поручительства.

При этом судам надлежит учитывать, что в силу пункта 2 статьи 64 Закона о банкротстве в процедуре наблюдения органы управления долж­ника могут совершать сделки, связанные с выдачей поручительств, исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письмен­ной форме. Таким образом, договор поручительства, заключенный в про­цедуре наблюдения с нарушением данной нормы, может быть признан не­действительным по иску временного управляющего (абзац второй пункта 1 статьи 66 Закона).

7.

В тех случаях, когда банковской гарантией было обеспечено ис­полнение обязательства, возникшего до даты возбуждения дела о банкрот­стве должника-принципала, и гарант уплатил бенефициару сумму, на ко­торую выдана гарантия, после этой даты, судам следует исходить из того, что требование гаранта к должнику-принципалу о возмещении указанной суммы не относится к текущим платежам и подлежит включению в реестр требований кредиторов.

8.

При расторжении договора, исполнение по которому было предос­тавлено кредитором до возбуждения дела о банкротстве, в том числе когда такое расторжение произошло по инициативе кредитора в связи с допу­щенным должником нарушением, все выраженные в деньгах требования кредитора к должнику квалифицируются для целей Закона о банкротстве как требования, подлежащие включению в реестр требований кредиторов.

В частности, если кредитор до возбуждения дела о банкротстве про­извел должнику предварительную оплату по договору, то требование кре­дитора о ее возврате в связи с расторжением данного договора не относит­ся к текущим платежам независимо от даты его расторжения.

9. Денежное обязательство должника по возврату или возмещению стоимости неосновательного обогащения для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшим с момента фактического приобретения или сбережения имущества должником за счет кредитора (статья 1102 ГК РФ).

10.

Дата причинения вреда кредитору, за который несет ответственность должник в соответствии со статьей 1064 ГК РФ, признается датой возникновения обязательства по возмещению вреда для целей квалификации его в качестве текущего платежа независимо от того, в какие сроки со­стоится исчисление размера вреда или вступит в законную силу судебное решение, подтверждающее факт причинения вреда и ответственность должника.

11. При решении вопроса о квалификации в качестве текущих платежей требований о применении мер ответственности за нарушение обязательств (возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, взыскании неустойки, процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами) судам необходимо принимать во внимание следующее.

Требования о применении мер ответственности за нарушение де­нежных обязательств, относящихся к текущим платежам, следуют судьбе указанных обязательств.

Требования о применении мер ответственности за нарушение де­нежных обязательств, подлежащих включению в реестр требований креди­торов, не являются текущими платежами.

По смыслу пункта 3 статьи 137 Закона о банкротстве эти требования учитываются отдельно в реестре тре­бований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основ­ной суммы задолженности и причитающихся процентов.

Эти требования в силу пункта 3 статьи 12 Закона не учитываются для целей определения числа на собрании кредиторов.

12.

Судам следует иметь в виду, что переход права требования к другому лицу путем уступки или на основании закона (пункт 1 статьи 382 ГК РФ) не изменяет статуса данного требования с точки зрения его квалификации в соответствии со статьей 5 Закона о банкротстве (в частности, при переходе к поручителю, исполнившему обеспеченное поручительством обязательство, прав кредитора по этому обязательству в силу пункта 1 статьи 365 ГК РФ; при переходе к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация) в соответствии со статьей 965 ГК РФ).

13. Поскольку в силу статьи 414 ГК РФ новация является основани­ем прекращения уже ранее существовавшего обязательства, в случае пре­кращения обязательства новацией для квалификации в соответствии со статьей 5 Закона о банкротстве нового денежного обязательства в целях данного Закона следует принимать дату возникновения первоначального обязательства.

14. Если способ исполнения судебного акта о понуждении к переда­че истцу имущества ответчика в силу обязательства между ними (напри­мер, в силу статьи 398 ГК РФ) был изменен на взыскание денежной суммы, то для целей квалификации соответствующего требования в качестве те­кущего платежа следует исходить из даты возникновения обязательства по передаче имущества.

15. Для целей квалификации в качестве текущих платежей требова­ний, основанных на утвержденном судом мировом соглашении, преду­сматривающем сроки, порядок и способы исполнения ранее возникшего обязательства (например, отсрочку или рассрочку его исполнения), следует принимать дату возникновения этого обязательства.

16. Обязанность по возмещению судебных расходов (расходов на оплату услуг представителя, государственной пошлины и т. д.), понесен­ных лицом, в пользу которого принят судебный акт, для целей квалифика­ции в качестве текущего платежа считается возникшей с момента вступле­ния в законную силу судебного акта о взыскании указанных расходов.

Председатель Высшего Арбитражного СудаРоссийской ФедерацииА.А. Иванов
Секретарь Пленума Высшего Арбитражного СудаРоссийской ФедерацииТ.В. Завьялова

Графический образ документа

Источник: http://www.arbitr.ru/arxiv/post_plenum/24328.html

О проблемах, связанных с соблюдением очередности текущих платежей в процедуре конкурсного производства

Отступление от очередности погашения текущих платежей


Согласно статистике, предоставляемой в «Федресурсе» (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, fedresurs.ru // https://fedresurs.ru/news/7b3c8884-b159–4ee7-b5-7770d9d941da) за прошедшие пять лет доля дел, в которых кредиторы по итогам процедуры банкротства не получили ничего, составляет 65–68 % (таблица 1).

Это означает, что в 65–68 % всех дел о банкротстве все поступившие за время процедуры банкротства денежные средства денежные средства пошли на удовлетворение текущих платежей.

Таблица 1

Результаты процедур конкурсного производства вотношении юридических лиц икрестьянско-фермерских хозяйств

2015

2016

2017

2018

2019

Количество завершенных процедур конкурсного производства

4851

5782

6689

7252

7634

Количество дел, в которых кредиторы ничего не получили по итогам процедуры

3310

3852

4475

4712

5212

Количество дел, в которых у должника нет имущества, по данным инвентаризации

1975

2369

2511

2686

2822

Доля дел, в которых кредиторы ничего не получили по итогам процедуры, %

68 %

67 %

67 %

65 %

68 %

Доля дел, в которых у должника нет имущества, по данным инвентаризации

41 %

41 %

38 %

37 %

37 %

Включенные в реестры требования, млрд руб.

1121.5

1520.3

1458.9

1990.3

2029.9

Удовлетворенные требования, млрд руб.

69.5

97.0

99.1

102.7

95.3

Доля удовлетворенных требований к включенным, %

6.2 %

6.4 %

6.8 %

5.2 %

4.7 %

Закон о банкротстве (статья 134) делит платежи на текущие требования (платежи) и так называемые реестровые и зареестровые требования (платежи). Текущие платежи — те, которые возникли после вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом.

Реестровые требования — требования кредиторов, возникшие до принятия заявления о признании должника банкротом и включенные в реестр требований кредиторов должника.

Зареестровые требования — это требования, которые погашаются после полного удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований должника.

Требования по текущим платежам погашаются за счет конкурсной массы преимущественно перед реестровыми требованиями (п.1 ст. 134 Закона о банкротстве).

Текущие платежи в свою очередь делятся на шесть очередей, которые указаны в п.1 и. п.2 ст. 134 Закона о банкротстве:

− нулевая очередь — это расходы, связанные с предотвращением техногенных, экологических катастроф или гибели людей, которые могут возникнуть вследствие прекращения деятельности организации или ее подразделений;

− первая очередь — это платежи связанные с судебными расходами по делу о банкротстве, вознаграждение арбитражных управляющих (лиц исполнявших обязанности арбитражного управляющего), оплата деятельности лиц, которых арбитражный управляющий по закону обязан привлекать для исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве (реестродержатель, оценщик, аудитор);

− вторая — оплата труда лиц, работающих или работавших (после даты принятия заявления о признании должника банкротом) по трудовому договору, требования о выплате выходных пособий (в т. ч. НДФЛ и взносы в ПФР);

− третья очередь — оплата деятельности лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, за исключением лиц относящихся к первой очереди текущих платежей;

− четвертая очередь — требования по эксплуатационным платежам (коммунальным платежам, платежам по договорам энергоснабжения и иным аналогичным платежам);

− пятая очередь — иные текущие платежи.

Требования кредиторов по текущим платежам, относящиеся к одной очереди, удовлетворяются в порядке календарной очередности.

Статья 126 Закона о банкротстве говорит, что арбитражный управляющий осуществляет исполнение всех обязательств должника, но вместе с тем эта статья оставляет возможность кредиторам по текущим платежам предъявлять исполнительный документ в службу судебных приставов исполнителей либо в банк, в котором открыт расчетный счет должника (ст. 2 Закона N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Таким образом, на практике могут возникать случаи, когда очередность текущих платежей нарушается вне зависимости от действий арбитражного управляющего.

Речь о том, когда арбитражным управляющим оспаривается существование либо размер текущей задолженности предыдущей очереди при наличии исполнительных листов, судебных приказов или инкассовых поручений последующей очереди.

Например, оспариваются эксплуатационные платежи (четвертая очередь текущих платежей). В это кредитор пятой очереди текущих платежей направляет в банк исполнительный лист.

Денежные средства по исполнительному листу будут перечислены ранее, чем оспариваемые эксплуатационные платежи, что приводит к нарушению очередности текущих платежей.

Письма конкурсных управляющих в банк с требованием зарезервировать на расчетном счете денежные средства для погашения оспариваемой задолженности во избежание нарушения текущих платежей проблемы не решают. Постановление Пленума ВАС РФ от 06 июня 2014 г.

№ 36 говорит, что «кредитная организация осуществляет данную проверку по формальным признакам.

Кредитная организация не рассматривает по существу возражения должника против бесспорного списания, в том числе основанные на доводах о неверном указании взыскателем суммы задолженности или момента ее возникновения».

Таким образом, банк беспрепятственно может списывать денежные средства по исполнительным документам, относящимся к текущим платежам.

Существуют способы избежать подобных списаний, в случае если они могут нарушить очередность текущих платежей. Первый — внести оспариваемые денежные средств на депозит нотариуса.

Пунктом 3 статьи 327 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что должник вправе внести причитающиеся с него деньги или ценные бумаги в депозит нотариуса, а в случаях, установленных законом, в депозит суда — если обязательство не может быть исполнено должником вследствие очевидного отсутствия определенности по поводу того, кто является кредитором по обязательству, в частности в связи со спором по этому поводу между кредитором и другими лицами.

У этого способа существуют свои минусы. Первый — далеко не всегда можно найти такого нотариуса, которому можно внести деньги на депозит. В соответствие со ст.

87 «Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» принятие в депозит денежных средств и ценных бумаг производится нотариусом по месту исполнения обязательства. Таким образом денежные средства должны перечисляться на депозит нотариуса по местонахождению кредитора либо должника.

Если и кредитор, и должник находятся в небольшом городе, может не найтись ни одного нотариуса, готового принять денежные средства на депозит.

Второй минус — это плата нотариусу. Она состоит из платы за совершение нотариальных действий и оплаты услуг правового и технического характера. Плата за совершение нотариальных действий составляет 0,5 процента принятой денежной суммы или рыночной стоимости ценных бумаг, но не менее 1 000 рублей (пп.8 п.1 ст. 22.1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате).

Размер платы за услуги правового и технического характера устанавливается ежегодно Федеральной нотариальной палатой на основании статьи 30 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, например для Москвы в 2020г эта плата составит 7 000 руб. и начиная с 6-го и за каждого последующего кредитора по 1 000 руб.

При этом плата нотариусом берется всякий раз, когда вносятся на депозит денежные средства. Таким образом, если на расчетном счете имеется требуемая сумма для внесения на депозит нотариуса полностью, то услуги нотариуса оплачиваются один раз. Но если суммы полностью на счете нет, и в связи с этим деньги будут вноситься по частям, то каждый раз нотариус будет брать плату.

Следовательно, внесение денежных средств на депозит нотариусу может стать весьма дорогостоящим мероприятием.

Другой способ избежать нарушения очередности текущих платежей — это получить определение суда о принятии обеспечительных мер в виде запрета банку списывать денежные средства с расчетного счета должника по исполнительным документам, судебным приказам, инкассовым поручениям и другим документам, взыскание по которым производится в бесспорном порядке.

Здесь в свою очередь существуют трудности с доказыванием необходимости применения обеспечительных мер. Суды часто отказывают в обеспечительных мерах, ссылаясь на п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 N 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

В данном постановлении говорится, что арбитражные суды не должны принимать обеспечительные меры, если заявитель не обосновал причины обращения с заявлением об обеспечении требования конкретными обстоятельствами, подтверждающими необходимость принятия обеспечительных мер, и не представил доказательства, подтверждающие его доводы.

Возможно, практика отказа в обеспечительных мерах поменяется после принятия Верховным Судом РФ определения от 27.12.2018 № 305-ЭС17–4004(2).

В данном определении Верховный суд РФ указал: «Закон действительно требует от заявителя обосновать помимо прочего причины обращения с заявлением об обеспечении иска (пункт 5 части 2 статьи 92 АПК РФ, пункт 10 постановления № 55).

В то же время обеспечительные меры являются ускоренным и предварительным средством защиты, поэтому правила доказывания их оснований не аналогичны тем, что применяются при доказывании обстоятельств по существу судебного спора, когда от стороны требуется представить ясные и убедительные доказательства обстоятельств дела либо доказательства, преобладающие над доказательствами процессуального противника. Для применения обеспечительных мер достаточно подтвердить разумные подозрения наличия предусмотренных частью 2 статьи 90 АПК РФ оснований».

И все же данные способы не являются панацеей.

Источник: https://moluch.ru/archive/306/68840/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.