Отсутствие денежных средств не является основанием

Содержание

Коронавирус как форс-мажор и причина не исполнять обязательства

Отсутствие денежных средств не является основанием

Распространение коронавирусной инфекции COVID-19 спровоцировало массовые нарушения договорной дисциплины, срывы поставок продукции и просрочку исполнения контрактов. В то же самое время коронавирус поможет бизнесу избежать ответственности за неисполнение договоров. Но только при определенных обстоятельствах. Рассказываем.

Неисполнение обязательств из-за коронавируса

Повсеместное распространение инфекции коронавируса внесло свои коррективы буквально во все сферы жизни, включая экономику и бизнес. Предпринимаемые государствами меры по профилактике и борьбе с пандемией неумолимо приводят к созданию барьеров для внешнеэкономической деятельности и, как следствие, ограничению свободы торговли внутри страны.

Закрытие государственных границ, запреты на ввоз и вывоз отдельных групп товаров, свертывание производств, введение режима нерабочих дней, временное закрытие предприятий из-за карантина, перевод сотрудников на режим удаленной либо неполной занятости — вот далеко не полная картина экономического мира в свете коронавируса.

Разумеется, ничего хорошего для бизнеса все это не сулит. И если ситуация с коронавирусом затянется, то, по прогнозам Торгово-промышленной палаты, около 3 млн предпринимателей могут попросту закрыть свой бизнес уже через пару месяцев.

Не последнее место в закрытии предприятий могут сыграть договорные неустойки и штрафы, которые бизнес вынужден платить за срыв поставок и затягивание сроков исполнения контрактов вследствие закрытия границ и введения других профилактических мер. Поэтому сейчас перед бизнесом остро стоит вопрос об освобождении от ответственности за неисполнение обязательств по причинам, обусловленным коронавирусом и его последствиями.

По действующим правилам организация и ИП могут быть освобождены от штрафов и неустоек при так называемых форс-мажорах, то есть обстоятельствах непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Обычно в договорах прописывается условие о форс-мажоре. Но можно ли применять данное условие к пандемии коронавируса, для многих остается непонятным. Давайте разбираться.

Является ли коронавирус форс-мажором

В соответствии со ст. 401 ГК РФ форс-мажор — это обстоятельства, которые затрудняют или делают невозможным надлежащее исполнение договорных обязательств. При этом такие обстоятельства должны отвечать двум обязательным признакам:

  • быть чрезвычайными;
  • быть непредотвратимыми.

Чрезвычайность — это нестандартность и исключительность обстоятельства. Поэтому чрезвычайным признается только то обстоятельство, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. Непредотвратимость — это невозможность избежать наступления этого обстоятельства или его последствий.

Исходя из вышесказанного, коронавирус, а точнее его последствия, представляют собой типичные случаи чрезвычайных обстоятельств непреодолимой силы, которые на практике помогут избежать ответственности за нарушение обязательств. Последствия коронавируса обладают всеми характерными чертами форс-мажора:

  • носят чрезвычайный характер и не могли быть заранее предугаданы/запланированы контрагентами сделок. Еще некоторое время назад о коронавирусе вообще мало кто знал и никакой его опасности мы не представляли;
  • не зависят от воли сторон сделки и не могут быть ими устранены. Если государство, с территории которого поставляется оговоренная в контракте продукция, закрывает свою границу, организации-поставщики повлиять на это никак не могут.

Следовательно, если участник сделки докажет, что нарушил договор именно по причинам, связанным к коронавирусом (закрытие государственных границ, введение карантина, приостановление производства контрагентов, закрытие поставщиков и т. д.), штрафов и неустоек можно будет избежать.

Сразу отметим, что сам по себе коронавирус форс-мажором в суде считаться не будет. Форс-мажором будет считаться то или иное последствие коронавируса, которое объективно препятствует или делает невозможным исполнение сделки.

Позиция Верховного Суда по признанию коронавируса форс-мажором

Верховный Суд РФ в «Обзоре судебной, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории РФ новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» от 21.04.2020 № 1 признал, что распространение коронавирусной инфекции само по себе не может быть признано форс-мажором, освобождающим от ответственности за неисполнение обязательств.

Форс-мажором могут признаваться только принимаемые органами государственной власти и местного самоуправления меры по ограничению распространения коронавируса, а также временные правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации. К мерам, имеющим признаки форс-мажора, относятся:

  • запрет на передвижение транспортных средств;
  • ограничение передвижения физических лиц;
  • приостановление деятельности предприятий и учреждений;
  • отмена и перенос массовых мероприятий;
  • введение режима самоизоляции граждан и т. п.

Все перечисленные меры могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будет установлена причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства.

При этом признание антивирусных мер, принимаемых властями, форс-мажором зависит от типа осуществляемой организациями/ИП деятельности, условий ее осуществления, а также региона, в котором действует организация/ИП.

Понятно, что если в регионе осуществления предпринимательской деятельности не было введено никаких ограничительных мер, то организации и ИП, нарушившие договорные обязательства, не вправе ссылаться на коронавирус.

И наоборот — если договор не был исполнен, например из-за отмены массовых мероприятий или приостановления работы предприятия, то организация и ИП могут избежать ответственности за нарушение обязательств, сославшись на форс-мажор.

То же самое касается и финансовых трудностей, которые сейчас испытывают многие предприятия. 

ВС РФ отмечает, что отсутствие у должника необходимых денежных средств не является основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств.

Но если отсутствие денег вызвано, например, запретом деятельности, установлением режима самоизоляции и т. п.

, то оно может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств в связи с форс-мажором.

Что считается форс-мажором при коронавирусе

Примерный перечень обстоятельств, которые признаются форс-мажором, в том числе и при коронавирусе, приведен в п. 1.3. Положения о порядке свидетельствования обстоятельств непреодолимой силы, утв. постановлением Правления ТПП от 23.12.2015 № 173-14.

К форс-мажору, в частности, относятся:

  • массовые и документально подтвержденные заболевания (эпидемии);
  • введение чрезвычайного положения;
  • диверсии;
  • ограничения перевозок;
  • запретительные меры государств;
  • запрет торговых операций, в том числе с отдельными странами.

К форс-мажору не относятся:

  • нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника;
  • отсутствие на рынке нужных для исполнения обязательств товаров;
  • отсутствие у должника необходимых денежных средств, а также финансово-экономический кризис;
  • отсутствие клиентов из-за карантина и введения предупредительных санитарных норм и рекомендаций;
  • изменение валютного курса, девальвация национальной валюты;
  • преступные действия неустановленных лиц.

Таким образом, обстоятельства, так или иначе обусловленные коронавирусом и не зависящие от воли сторон договора (контракта), могут быть признаны форс-мажором. Причем организация/ИП, желающие избежать договорной ответственности, обязаны будут предоставить документальное подтверждение наличия обстоятельств, которые помешали исполнить договор.

Верховный Суд РФ в своем обзоре отмечает, что для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств сторона сделки, ссылающаяся на форс-мажор, должна доказать:

  • наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы (временных антивирусных мер);
  • наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств;
  • непричастность стороны к созданию обстоятельств непреодолимой силы;
  • добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.

По действующему законодательству обстоятельства форс-мажора по всем внешнеторговым сделкам и международным договорамсейчас свидетельствует Торгово-промышленная палата РФ (ст. 15 Закона РФ от 07.07.1993 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации»).

Чтобы при неисполнении обязательства ссылаться на форс-мажор, возникший по причине коронавируса, организация и ИП должны получить в ТПП соответствующий сертификат о форс-мажоре.

Сертификат оформляется и выдается ТПП на основании письменного заявления заинтересованного лица. В заявлении нужно указать реквизиты и предмет заключенного договора, обязательства заявителя по данному договору, порядок и сроки их исполнения, а также событие, которое заявитель считает обстоятельством форс-мажором, препятствующее надлежащему исполнению указанных обязательств.

К заявлению нужно приложить следующие документы:

  • свидетельство о регистрации заявителя и постановке его на налоговый учет;
  • сам договор, содержащий форс-мажорную оговорку, предусматривающую обстоятельства, освобождающие стороны от ответственности;
  • справку об объемах уже выполненных по договору обязательств;
  • документы компетентных органов, подтверждающие события, на которые заявитель ссылается в заявлении в качестве обстоятельств непреодолимой силы.

Оформление сертификата о форс-мажоре осуществляется в течение десяти рабочих дней с даты регистрации в ТПП заявления и представленных документов. 

Внутрироссийские договоры и соглашения

Что касается внутрироссийских договоров и соглашений, то их ненадлежащее исполнение также должно быть документально обосновано.

В качестве документального подтверждения неисполнения договора из-за последствий коронавируса могут служить разного рода принимаемые Правительством РФ, регионами и муниципалитетами указы, распоряжения и постановления, в той или иной степени временно ограничивающие свободу экономической деятельности по санитарно-эпидемиологическим основаниям. Например, таковым может считаться распоряжение городской администрации о приостановлении из-за коронавируса деятельности ТЦ, заведений общепита, предприятий торговли и так далее.

При этом отсутствие ограничительных мер со стороны властей уже не позволит ссылаться на объективную невозможность исполнения обязательств в целях освобождения от ответственности. Поскольку, как мы говорили ранее, сам по себе коронавирус не является основанием для нарушения условий контрактов и не влечет отмену ранее принятых на себя обязательств в части уплаты неустоек и штрафов.

Еще полезные материалы на сайте БУХ.1С в разделах:

Подписывайтесь на 1С:Антикризис

   

Партнеры 1С помогут

Источник: https://v8.1c.ru/metod/article/koronavirus-kak-fors-mazhor-i-prichina-ne-ispolnyat-obyazatelstva.htm

Когда можно не платить и не нести ответственность

Отсутствие денежных средств не является основанием

По общему правилу, установленному статьей 401 Гражданского кодекса (ГК РФ) отсутствие денежных средств не освобождает от ответственности за нарушение обязательств (штрафов, пеней).

Однако, в связи с распространением короновирусной инфекции (COVID-19) у должников появилась возможность избежать ответственности за нарушение договора.

Такие разъяснения дал Верховный суд РФ в своем “Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1″(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21.04.2020) см. вопрос № 7.

… если отсутствие необходимых денежных средств вызвано установленными ограничительными мерами, в частности запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции и т.п., то оно может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств на основании статьи 401 ГК РФ. Освобождение от ответственности допустимо в случае, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами (например, в случае значительного снижения размера прибыли по причине принудительного закрытия предприятия общественного питания для открытого посещения).

Это позволит некоторым предприятиям (например ресторанам) не платить арендодателю и другим кредиторам и не нести за это ответственность.

При этом нужно помнит, что освобождение от ответственности за неисполнение обязательства не освобождает от обязанности исполнить само обязательство, то есть не освобождает от обязанности внести арендную плату, вернуть долг и тому подобное.

Что нужно сделать для освобождения от ответственности?

Верховный суд РФ своими разъяснениями предоставил возможность должникам освободится от ответственности за неисполнение обязательства, однако сделать это будет весьма затруднительно.

Для этого должнику нужно будет доказать:

а) наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы;

Доказать наличие обстоятельств непреодолимой силы в условиях распространения коронавирусной инфекции (COVID-19) относительно просто, особенно если Ваше предприятие включено в список отраслей пострадавших от распространения коронавирусной инфекции (COVID-19), утвержденный правительством РФ.

б) наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств;

Это задача более сложная.

На данном этапе необходимо доказать, что именно из-за короновируса Вы не смогли исполнить свое обязательство.

Если приводить пример на основе ресторанного бизнеса, то Вам нужно будет доказать, что в Ваш ресторан стал убыточным именно из-за короновируса, а не по причине плохого управления и плохой организации доставки.

При этом надо понимать, что арендодатель будет не согласен с Вашими аргументами об освобождении Вас от ответственности за невнесение арендной платы.

Арендодатель, в частности, может указывать на то, что Арендатор должен был своевременно переориентироваться на доставку еды

в) непричастность стороны к созданию обстоятельств непреодолимой силы;

Это очень странное требование со стороны Верховного суда РФ, которое крайне затрудняет для должника освобождение от ответственности.

Во-первых, доказать непричастность к созданию обстоятельств способствующих распространению коронавирусной инфекции (COVID-19) затруднительно, потому, что причины возникновения данной инфекции и способы ее распространения в полной мере не изучены учеными и требовать от должника доказательств непричастности к явлению которое не вполне изучено даже учеными несколько странно.

Во-вторых, “отрицательные” факты в соответствии с теорией гражданского процесса не доказываются, так как их доказывание почти невозможно или крайне затруднительно.

Например, очень сложно доказать то, что Вы не были на северном полисе, даже если Вы на нем действительно никогда не были.

Ведь найти документальные подтверждения факту которого не было (отрицательному факту) очень сложно, напротив, доказать факт Вашего путешествия на северный полис (положительный факт) проще, так как Вы можете представить билеты, фотографии, свидетельские показания и.т.п.

Применительно к освобождению от ответственности в связи с распространением коронавирусной инфекции (COVID-19).

Предположение о том, что каждый из должников заявляющий об освобождении от ответственности в связи с распространением коронавирусной инфекции (COVID-19) должен будет доказать, что он не причастен к ее возникновению и распространению представляется несколько странным.

В связи с этим полагаем, что данное положение следует понимать как исполнение должником требований, направленных на соблюдение режима самоизоляции и иных ограничений установленных на территории России в целях ограничения распространения коронавирусной инфекции (COVID-19)

Если исходить из такого подхода, то должник нарушивший указанные ограничения не будет освобожден судом от ответственности за нарушение обязательства.

г) добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.

Еще одним обстоятельством подлежащим доказыванию является доказывание принятия мер для предотвращения (минимизации) рисков.

Данное обстоятельство носит весьма оценочных характер, так как в каждом конкретном деле судья будет по своему усмотрению определять какие меры являются разумно ожидаемыми, а какие нет.

Очень многое будет зависеть от личности судьи и подготовки к процессу, так как нет единого критерия разумности. Мнение судей относительно разумности тех или иных мер будет зависеть исключительно от личности каждого отдельно взятого судьи.

Донат на развитие канала

Юридические услуги: тел.: +7(926)529-9797, email: lebedevlaw@mail.ru

Источник: https://zen.yandex.ru/media/lebedevanton/kogda-mojno-ne-platit-i-ne-nesti-otvetstvennost-5ea579816135402f75336c95

Неосновательное обогащение или перевод денежных средств во исполнение несуществующего обязательства?

Отсутствие денежных средств не является основанием

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации (ВС РФ) рассмотрела гражданское дело (http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1848770), которое затрагивает одно из самых спорных в судебной практике оснований для отказа в удовлетворении требования о взыскании неосновательного обогащения, предусмотренное п. 4 ст. 1109 ГК.

Может ли суд отказать истцу в удовлетворении исковых требований о взыскании суммы неосновательного обогащения, когда формально истец и ответчик не состояли в договорных правоотношениях, но при этом истец регулярно на протяжении нескольких лет осуществлял перечисление денег на банковскую карту ответчика?

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу, что отказать в удовлетворении такого иска возможно лишь в том случае, если перечисление денег было даром либо благотворительностью, обусловливающими применение положений п. 4 ст. 1109 ГК.

Кроме того, ВС РФ посчитал, что суды первой и апелляционной инстанций неполно выяснили обстоятельства дела и не установили, являлось ли перечисление истцом денежных средств на банковскую карту ответчика исполнением истцом своего обязательства по оплате юридических услуг третьему лицу.

На протяжении 2016-2017 гг. истец регулярно осуществлял перечисление на банковскую карту ответчика денежных средств в размере 301 160 рублей 00 копеек с назначением платежа «Для Влады».

Банковская карта ответчика, на которую истец осуществлял перечисление денег, была привязана к номеру телефона третьего лица, который осуществлял судебное представительство истца в различных судебных спорах и в ходе рассмотрения дела в судах первой и апелляционной инстанций ссылался на то обстоятельство, что деньги, полученные ответчиком от истца, предназначались третьему лицу в счет оплаты юридических услуг.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска, применив п. 4 ст. 1109 ГК РФ, установив, что перевод денежных средств производился истцом добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего, что исключает возврат этих денежных средств приобретателем.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что между истцом и третьим лицом имелись обязательственные правоотношения по оказанию юридических услуг, а именно по представлению интересов истца в судебных спорах.

В определении ВС РФ не указано, пришли ли суды нижестоящих инстанций к выводу о том, что перевод денег от истца в пользу ответчика мог быть осуществлен истцом в рамках иных обязательственных правоотношений между истцом, ответчиком и третьим лицом, однако, можно предположить, что такие выводы были сформулированы судами нижестоящих инстанций, поскольку суды установили правоотношения между истцом и третьим лицом по оказанию юридических услуг.

ВС РФ не согласился с выводами судов нижестоящих инстанций о наличии оснований для отказа истцу в удовлетворении иска, посчитав, что суды первой и апелляционной инстанций допустили существенные нарушения норм материального и процессуального права, указав следующее: «Пунктом 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. Названная норма Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью. Однако судебные инстанции, определив, что перевод денежных средств осуществлялся добровольно и намеренно при отсутствии обязательства со стороны передающего, не установили, являлось ли такое перечисление даром либо благотворительностью, обусловливающими применение положений пункта 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Судебная коллегия ВС РФ дала толкование п. 4 ст. 1109 ГК: она подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью.

Таким образом, ВС РФ указал, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные средства, переданные в качестве дарения либо с благотворительной целью, несмотря на то, что п. 4 ст.

1109 ГК РФ не содержит указания на дарение, данная норма права содержит положение о «несуществующем обязательстве, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности».

Представляется, что такое толкование ВС РФ п. 4 ст.

1109 ГК РФ исходит из принципа возмездности и встречной эквивалентности правоотношений участников гражданского оборота, поскольку дарение или благотворительность исключают возможность ожидания встречного представления со стороны дарителя ввиду того, что в безвозмездных сделках лицо заведомо знает об отсутствии обязанности другой стороны предоставить ему встречное исполнение.

Кроме того, судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу о том, что суды нижестоящих инстанций неполно выяснили обстоятельства дела, подлежащие установлению, поскольку не определили, являлось ли перечисление денежных средств на карту ответчика, управомоченного третьим лицом на их принятие, надлежащим исполнением истцом обязательства по оплате юридических услуг третьего лица (ст. 312 ГК РФ).

По мнению ВС РФ, данное обстоятельство необходимо для того, чтобы определить являлось ли надлежащим способом защиты права предъявление истцом требования о взыскании неосновательного обогащения с ответчика.

С большой долей вероятности для ВС РФ стало решающим назначение платежей при осуществлении истцом переводов денежных средств на банковскую карту ответчика и наличие правоотношений между истцом и третьим лицом по оказанию юридических услуг судебного представителя в ходе судебных споров.

В «Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2015)» указано, что при рассмотрении дела суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное в ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным.

Статья 312 ГК РФ допускает исполнение обязательства должником третьему лицу, поэтому доводы ответчика и третьего лица об оплате истцом юридических услуг третьего лица посредством перевода денег на карту ответчика подлежали оценки судами нижестоящих инстанций с точки зрения установления надлежащего способа защиты прав истца путем предъявления требования в суд о взыскании неосновательного обогащения с ответчика.

Иное (установление факта оплаты истцом юридических услуг третьего лица посредством перевода денег на карту ответчика) означало бы, что у истца отсутствует право требовать возврата суммы неосновательного обогащения с ответчика, однако данные обстоятельства не исследовались судами первой и апелляционной инстанций.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу о том, что принятые по делу судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку допущенные нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей.

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/04/09/neosnovatelnoe_obogaschenie_ili_perevod_denezhnyh_sredstv_po_ispolnenie_nesuschestvuyuschego_obyazat

Отсутствие денежных средств не является обстоятельством непреодолимой силы

Отсутствие денежных средств не является основанием

1. «Ввиду» пишется слитно, если можно заменить на «из-за». В таких случаях это предлог.

Ввиду (из-за) непредвиденных обстоятельств стройка была приостановлена.

Раздельно пишется «иметь в виду».

Было трудно понять, что он имел в виду.

2. Раздельно пишется сочетание существительного «вид» с предлогом «в». В этом случае, можно «в чем?».

В виду города виднелись разрушенные строения.

Также для проверки можно поставить прилагательное между союзом и существительным. Если оно согласуется, то пишется раздельно.

В прекрасном виду города виднелись разрушенные строения.

ввиду или в виду

Правило для ” в виду” (существительное с предлогом)

Если речь идет о существительном с предлогом, с помощью которого определяется положение в пространстве или которое входит в состав устойчивого сочетания “иметь в виду“, то оно пишется раздельно. Это легко понять по примерам.

Примеры

Проговорите вслух все примеры для лучшего запоминания.

  • Корабль встал на якорь в виду берега, чуть позже от него отплыла шлюпка.
  • Он точно знал, что имеет в виду, когда говорил о предательстве: Изабель изменяла ему последние пять лет.
  • Она знала, что он имел в виду ее красоту, а не ум, когда говорил о ее привлекательности.

«ввиду отсутствия»

Ввиду отсутствия доказательств дело было закрыто. — поясняющий оборот с предлогом «ввиду» в начале предложения

«я имел в виду»

Я тоже имел в виду отдых. — устойчивое словосочетание

«ввиду болезни»

Мы отложили поездку к родителям ввиду болезни детей. — оборот со значением причины связан по смыслу со сказуемым

«ввиду вышеизложенного»

Итак, ввиду вышеизложенного прошу принять меры. — оборот с предлогом «ввиду» в начале предложения

Правило для “ввиду” (предлог)

А вот предлог ввиду пишется слитно, хотя он и образован от того же существительного с предлогом. Он обозначает причинные отношения, так что определить, что в предложении использован именно он, несложно: если слово “ввиду” заменяется словом “из-за”, то это предлог.

Статья 855 ГК РФ. Очередность списания денежных средств со счета

  1. При наличии на счете денежных средств, сумма которых достаточна для удовлетворения всех требований, предъявленных к счету, списание этих средств со счета осуществляется в порядке поступления распоряжений клиента и других документов на списание (календарная очередность), если иное не предусмотрено законом.

  2. При недостаточности денежных средств на счете для удовлетворения всех предъявленных к нему требований списание денежных средств осуществляется в следующей очередности: в первую очередь осуществляется списание по исполнительным документам, предусматривающим перечисление или выдачу денежных средств со счета для удовлетворения требований о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, а также требований о взыскании алиментов; во вторую очередь производится списание по исполнительным документам, предусматривающим перечисление или выдачу денежных средств для расчетов по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, в том числе по контракту, по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности; в третью очередь производится списание по платежным документам, предусматривающим перечисление или выдачу денежных средств для расчетов по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору (контракту), а также по отчислениям в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации и фонды обязательного медицинского страхования; в четвертую очередь производится списание по платежным документам, предусматривающим платежи в бюджет и внебюджетные фонды, отчисления в которые не предусмотрены в третьей очереди; в пятую очередь производится списание по исполнительным документам, предусматривающим удовлетворение других денежных требований; в шестую очередь производится списание по другим платежным документам в порядке календарной очередности. Списание средств со счета по требованиям, относящимся к одной очереди, производится в порядке календарной очередности поступления документов.

А вы знаете.

Какой из вариантов правильный? (по статистике прошлой недели только 38% ответили правильно)

Источник: https://ZonaPravosudia.ru/raznoe/otsutstvie-denezhnyh-sredstv-ne-yavlyaetsya-osnovaniem-2.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.